Текущие дата и время

Воронежский центр ОВД на шестом континенте

Организация обеспечения авиационными специалистами арктических и антарктических районов находилась в ведении Управления центральных районов и Арктики Министерства гражданской авиации с 1970 года. В то время по регламенту были допущены самолеты Ан-2, Ан-24, Ил-14, которые были в Воронеже, Мячково и Быково.

С той поры заявки на кадры для антарктических экспедиций стали обыденными в Воронежском объединенном авиаотряде. Десятки воронежцев помогали полярным научным исследователям в освоении ледового материка.

И хотя суровые условия проживания и работа в непривычных условиях полярной зимы были трудны для воронежцев, они в один голос говорят, что отправились бы туда снова, чтобы испытать себя, ощутить всю прелесть громоздящихся ледяных торосов и вида сполохов полярного сияния.

Инженеры, техники, механики важных для жизнеобеспечения поселков специальностей на разное время отправлялись к дальним берегам, к Южному полюсу Земли. И об этом их воспоминания…

Рождение Айсберга

Из воспоминаний сменного инженера службы ЭРТОС Воронежского центра ОВД Николая Борисовича Гашникова:

«В Антарктиде я пробыл с ноября 1992 по май 1994 года. Встретил там два Новых года. На «Молодежной» не такая температура, как на «Новолазаревской». Там плохо переносится ветер, который доходил до 53 м/сек. Закономерности в погоде нет, но обычно после циклона, наносящего снег, начиналась теплая погода. Работали по вахтам на радиоцентре, принимали самолеты и аэрошоу: иностранцев на воздушных шарах. В 1992 году все прекратилось, хотя аэродромы поддерживались. Запомнилась экскурсия к реперному (геодезическому) знаку у побережья моря Космонавтов, который находится на горе Вечерняя в 18 км от «Молодежной». С этого участка откалываются айсберги, поэтому подходить опасно. Когда рождается айсберг, стоит жуткий треск и фоном идет инфразвук. Площадка айсберга доходит до нескольких километров. Самые красивые — «перевертыши». А в одном месте видел под ледяной толщей затонувший самолет Ан-2.

Довелось побывать на уникальном озере, которое считается самым чистым на планете. Практически — ювенильное море пресной воды».

КРЕЩЕНИЕ ХОЛОДОМ

Из воспоминаний техника по РиР и связи службы ЭРТОС Воронежского центра ОВД Вячеслава Яковлевича Смольянинова:

«Шел 1991 год. В Мячково наш отряд экипировали и отправили в г.Санкт-Петер­бург на корабль «Профессор Зубов».

По пути в Антарктиду после выхода из Уругвая, где-то в 40-х широтах ночью наше судно нашло на небольшой айсберг, грохот стоял неимоверный, аппаратура дрожала. Как при землетрясении!..

В Антарктиде я пробыл один год. Спецодежда у нас была особенная, так называемая «каэшка» — контратлантическая экспериментальная: легкая, но очень теплая и непродуваемая. Нижняя подкладка — обычный сатин, под ним верблюжья шерсть, затем парашютный шелк, а сверху плащевка. Брюки-ползуны из того же материала. На ногах унты или валенки. Шапка, капюшон. Теплая и удобная вещь!

В мои функции входило обслуживание навигационных систем посадки — это приводные радиостанции, навигационные системы ближней навигации, а также оборудование КДП: связные станции, пеленгатор. Всего нас, связистов, было 25 человек. Помимо нашего основного оборудования, обслуживали еще и связное, обеспечивая связь станции с континентом. В основном информация была открытой…

Посадки проходили легко, без просадки. Полоса была не ледовая, а плотно утрамбованный 50-тонным катком снег. Прочность полосы проверяли специалисты-аэродромщики, которые и давали «добро» на посадку.

В 75 км от «Молодежной» затерло льдами ледокол «Сомов», и он остался зимовать. Смог выйти, когда при шторме взломался лед. Все 56 человек были сняты с борта и перевезены вертолетом на «Молодежную». Нами обеспечивалась связь с вертолетами.

Ездили на рыбалку, на «ледяную» рыбу. Раз в неделю, по пятницам — баня. Даже аэродромный отряд, расположенный в 25 км от «Молодежной», всегда приезжал попариться.